Скопинский маньяк и фильм Собчак
  1 апреля 2021 года

Хайп во благо: почему фильм Собчак о скопинском маньяке был необходим?

Фильм Ксении Собчак, где главным героем стал насильник-педофил Виктор Мохов, известный ещё как скопинский маньяк, снова разделил общество на два лагеря. Одни назвали интервью важным феноменом и исследованием природы зла, другие заклеймили эпатажную журналистку позором. RED от этой нашумевшей и бурной дискуссии просто не может оставаться в стороне, поскольку все участники этого спора почему-то забывают сказать несколько принципиально важных вещей…

Большая удача

Сразу хочется оговориться — мы полностью на стороне жертв, и маньяка не оправдываем ни в коей мере. Это так, чтобы не было соблазна обвинить нас в чем-то подобном…

А теперь, по сути. Интервью Виктора Мохова — не просто журналистская удача Собчак. Это наша общая удача. Благодаря этой, не во всем идеальной работе, мы снова, но уже через увеличительное стекло видим, что в нашей стране не так.

Виктор Мохов

Что не так в скопинском маньяке понятно без слов — озабоченный мерзавец с явными психическими отклонениями вышел на свободу в хорошем настроении и без раскаяния. Тут и говорить особо не о чем. А вот всё что было с Моховым после разоблачения, во время срока и теперь на свободе — тема для обсуждения гораздо более важная.

Пленницы и секс-марафоны

Три с половиной года 50-летний Витя Мохов держал в своем бункере двух девушек — 14 и 17 лет. Это не первые жертвы маньяка. Насиловал и удерживал девчонок он и раньше, просто на него никто не заявлял.

Как, в общем, всё было. Катя и Лена возвращались домой. Их предложил подвести Мохов с пособницей. Девушки сели в машину к незнакомцам. Потом, судя по всему, согласились выпить в этой же компании. Этим и воспользовался похититель, усыпил подружек и засадил в бункер, где потом насиловал едва ли не ежедневно. Жутко? Не то слово.

А теперь без примеси эмоций, давайте обратим внимание на некоторые детали. Вступаем на скользкий лёд, но все же.

Две несовершеннолетних девочки, мало того что сели в машину к незнакомцам, ещё и водку пить к ним поехали. Не дуры ли? Спровоцировали они этим Мохова — безусловно. Что обсуждать двум малолеткам со стариком? Но поехали же, и пили.

В фильме Собчак есть фрагменты документальной съёмки освобождения пленниц. Их спасают, а они спокойны — ни слез, ни паники. Тихо сидят на своих местах, даже шутят. Жуткие кадры, надо признать. Но выглядят не уморенными голодом, опрятно даже. Ещё раз — это не оправдание маньяка, это просто то, что бросается в глаза.

скопинский маньяк

Чего не хватает в фильме Собчак — это объяснения, почему девушки не пытались сбежать. Они рожали, принимали роды, научились варить в чайнике макароны и яйца, но судя по фильму — не делали попыток сбежать. Они были вдвоем 24/7 и не могли придумать, как оглушить маньяка или чем-то его ударить? Хотя бы, тем же кипятком обварить.

Одна из жертв рассказывает, что скопинский маньяк выводил ее в дом помыться, гулял с ней. Неужели не было никакой возможности сбежать? Об этом Собчак никого не спросила, хотя эти вопросы важны.

При этом всех так оскорбило, что журналистка спрашивала про секс и порно, про то, как и сколько раз за ночь скопинский маньяк мог «овладеть» своими пленницами. Почему это не грязь, а важная деталь? Да потому что сразу видно как оживляется старичок, и что нет в нем ни раскаяния, ни сожаления. Намеренно это или просто повезло, но это удача для фильма и для понимания, что Виктор Мохов, даже отсидев 17 лет, считает себя героем-любовником, а не насильником.

Нам это надо знать сейчас? Это важно? Кто-то брезгливо скажет — нет, это ничего не меняет. Да, не меняет. Но картину рисует чудовищную. И вопрос сколько раз в день сейчас Мохов смотрит порно, тоже всех как-то возмутил. Однако именно это даёт нам понять, что в свои 70 лет дедуля озабочен. И если в свои 50 из-за отказа в близости, он насиловал женщин, то в 70 — опасность от скопинского маньяка только возрастает. И это пугает…

Тюрьма у каждого своя

17 лет в тюрьме за изнасилование и похищение двух несовершеннолетних девочек. Колония. Стан обиженных. Отдельный стол, отдельная посуда, выполнение грязной работы. Вот и всё, что грозило Мохову в тюрьме. И снова вынуждены оговариваться, мы против пыток и издевательств осуждённых — это недопустимо и преступно.

Но, черт возьми! За почти 20 лет заключения маньяк, судя по всему, не испытывал никакого давления со стороны сотрудников колонии. Виктор Мохов, вроде как, и «целомудренности» не лишился. Не закукарекал.

И это уже не о Мохове речь, а о российских тюрьмах. У каждого своя тюрьма. У политических заключенных анальная кара дубинкой, а насильнику — отдельный стол и мытье параши.

Ксения Собчак

Собчак кстати задается вопросом, как жилось на зоне маньяку. По ответам, не сказать, что сильно страдал там насильник. Хороший лагерь ему достался, где людей не пытают, где отсидишь, выйдешь, и скажешь о себе: «Оступился, с кем не бывает». Чай, не оппозиционер, да и к Сталину хорошо относится…

Скопинский маньяк наговорил на новый срок?

Фильм Ксении Собчак наделал много шума. Посыпались запросы в следственный комитет от депутатов с требованием проверить заявления Мохова. Одна из потерпевших восприняла высказывания маньяка как реальную угрозу. Союз журналистов выступил с инициативой запретить особо опасным преступникам выступать в СМИ. В общем, вакханалия началась дикая.

Реакция на интервью маньяка показывает ещё одну сторону нашей жизни — жажду репрессий за слова. Уже хотят Мохова посадить снова, но он по всем правилам и законам РФ ещё ничего не сделал. Срок свой он отсидел. Дважды за одно и тоже преступление у нас судят только Навального — что так же несправедливо, как и требовать вернуть Виктора Мохова в камеру.

Проверять, следить, лечить, возможно, даже как-то ограничить его передвижения — скорее всего, следовало бы. Но сажать снова? На основании чего? Если за слова сажать, да даже за молчаливое намерение — в тюрьмах мест не хватит. Поэтому все крики и вопли по поводу того что маньяка надо вернуть назад на зону, попахивает двойными стандартами. Суд осудил Мохова по максимуму, срок свой он отбыл. Если повторит, упаси бог, свои злодейства, осудят снова.

Как раз задача государства не допустить повторения подобного ужаса. Работать надо и с этим жутким человеком. Кстати, фильм Собчак нам показывает, что скопинский маньяк на свободе сам себе хозяин. Никто его не контролирует, никому до него нет дела. Задумай он новое преступление, разве можно будет его предотвратить? Это вопрос риторический.

Ксения Собчак и скопинский маньяк

Для размышления…

В завершении этого пассажа о скопинском маньяке хочется сделать два очевидных вывода:

  1. Благодаря интервью с маньяком мы что-то принципиально новое поняли? Однозначно, да. Мы поняли хотя бы то, что даже самое суровое тюремное наказание, не исправляет таких психически больных людей как Виктор Мохов. Его нужно было отправить на принудительное лечение. Желательно на пожизненное. А с ним поступило государство весьма гуманно.
  2. Этот скандальный фильм показал нам и другое. То, что самые ратующие за свободу слова люди, упрекают журналиста за одиозные высказывания собеседника. Однако, если бы Ксения Собчак убрала их на монтаже, разве узнали бы мы, что творится в голове у маньяка? Привлекли бы внимание к тому, что он может начать искать встречи со своими жертвами? Все это мы знаем благодаря Ксении Собчак. Она этих девушек и многих других возможно даже спасла. Если это и был с ее стороны хайп, то в итоге он принес больше пользы, чем вреда.

Жертвам Мохова хуже уже не станет, а новых похищений и изнасилований, возможно, удастся избежать. Связать скопинского маньяка по рукам и ногам, вот что удалось сделать этим интервью. Свою работу журналист сделал. Дальше — дело за обществом и государством.

  • Последние материалы

  • Хештеги

  • Рубрики

  • Мы на Youtube